Обмен учебными материалами


Случайная встреча перед лицом опасности навсегда изменила судьбы двух женщин. Столкновение разных вселенных, притяжение противоположностей. 2 страница



Никто из тех, кто пытался испытывать ее терпение, не выжил, чтобы рассказать об этом. Ее красота поражала и обезоруживала и мужчин, и женщин. Ее умение причинять боль было таким, что попавший к ней в руки мог молить только о смерти, а не о пощаде. Это неоспоримая правда. Тая была Боссом. Она была Черным Ангелом трущоб.

Ни один из местных дилеров, букмекеров, шлюх и продажных полицейских не сомневался в ее власти. Они платили ей дань в процентах от своей выручки. Она обладала острым умом и железной выдержкой и умела по заслугам вознаградить лояльность. Те кто не пытался встать на ее пути, жили долго. Чтобы противостоять ей, нужно было быть конченым идиотом.

Весть о глупом поступке Джейка разнеслась по трущобам за один день. Никто не хотел бы сегодня оказаться на его месте.

Когда дверь склада отворилась от удара, все внутри замерло. Те, кто занимался расфасовкой кокаина, немедленно продолжили свою работу, одним глазом поглядывая в сторону Таи. Остальные поспешили убраться прочь. Немногие оставшиеся смельчаки смотрели, как она входит. Она оглядела их с улыбкой, заставивших их содрогнуться от страха.

Взгляд Таи наткнулся на Стэнли, стоявшего рядом с Джейком. Ее каблуки загрохотали по цементному полу.

Она остановилась метрах в 20 от них и наставила на Джейка указательный палец. Зная, что попал в беду, Джейк заковылял к Тае, бормоча:

– Тая… я оборзел вчера. Но больше этого не повторится. Здесь все твое. Это твои трущобы.

Теперь Джейк стоял прямо перед ней. Тая по-прежнему была в темных очках и он не видел ее глаз, но несмотря на это ее взгляд заставлял потеть от страха.

– Нога болит? – негромко спросила Тая. – Не хотелось бы думать, что тебе больно.

– Нет, все нормально, – сказал он с облегчением.

Вдруг его лицо исказилось от боли. Он посмотрел вниз и увидел нож, торчащий из его ноги. Она не выпускала его рукоять. В ужасе он посмотрел на Таю, боясь произнести еще хоть слово.

– Нога болит? – спросила она еще более мягким голосом. Окружающие застыли в ужасе.

Джейк с искаженным лицом отрицательно замотал головой. Тая улыбнулась.

– Кажется, ты решил, что я не имела права на ту вчерашнюю телку? – спросила она угрожающе. – Хотя тебе известно, что у вас есть только то, что я позволяю вам иметь. – Тая едва сдерживала рвущийся наружу гнев.

Слабость здесь, в трущобах, означала смерть. И она не была слабой.

– Эта телка – моя, Джейк, – она развернулась к окружавшим людям, не выпуская из рук нож, воткнутый в ногу Джейка.

Все закивали в знак понимания. Тая повернулась к Джейку снова.

– Ты хотел трахнуть мою женщину, Джейк, – она плюнула в него.

– Тая, я не знал, что она твоя, клянусь! – заспорил он. – Я клянусь, Тая, клянусь! – парень уже плакал.

Джейк и раньше был проблемой. Но в этот раз он бросил вызов ее власти. Он зашел слишком далеко.

Она выдернула свой нож из раны. Джейк застонал, но остался стоять на месте, боясь пошевелиться. Она посмотрела вокруг.

– Я понимаю, что вам бы хотелось трахнуть ее. Она отлично трахается, – Тая улыбнулась насмешливо.

Джейк понимающе усмехнулся, и это стало его роковой ошибкой, которую он так и не успел осознать. Потому что Тая могла сколько угодно говорить себе о том, что не собирается заботиться об этой женщине, но ее вкус и запах все еще были с ней. Она едва не застонала, пытаясь отогнать те видения, которые немедленно заполнили ее мозг.

Тая была более чем серьезна, снова повернувшись к нему.

– Я понимаю твое желание трахнуть ее, Джейк. Но ты прикоснулся к моей женщине. Своими грязными руками – к моей собственности.

Загрузка...

Джейк захныкал, мотая головой и не отрывая взгляда от черных линз ее очков.

– Моя женщина достаточно нежная, Джейк? – спросила Тая.

– Нет! – испуганно крикнул Джейк.

– Нет?

– Нет, Тая, нет!

– Ты хочешь сказать, что у меня дурной вкус? – она играла с ним как кошка с мышью.

– Нет, Тая, это лучшая девка, какую я когда-либо видел! Она нежная, Тая, очень нежная! – выпалил Джейк.

Тая выхватила пистолет и не задумываясь выстрелила ему в голову. Она обернулась к Стэнли, сняла с его шеи шарф и вытерла следы крови и мозга, попавшие на ее одежду, как будто это была просто грязь. Джейк лежал на земле.

– Никто не смеет трогать то, что принадлежит мне. – Тая сказала это достаточно громко, чтобы услышали все. Она снова повернулась к Стенли, который едва дышал от страха.

– Ты тоже не знал, что она – моя, Стэнли?

– Нет, Тая, нет, – ответил он дрожащим голосом.

– Да, я помню, ты отступил сразу. Но теперь ты запомнишь, как она выглядит, правда, Стэнли? И убедишься, что это знают все, не так ли?

Стэнли молча кивнул. Она посмотрела вокруг и обратилась ко всей аудитории.

– Этот район принадлежит мне, и только я решаю, что отдать вам.

Никто не спорил. Она была боссом, и неподчинение грозило болезненной и мучительной смертью.

Тая снова обернулась к Стэнли.

– Стэнли, южная часть трущоб теперь твоя. Это тебе награда за верность и уважение к моей собственности, – она улыбнулась.

– Спасибо, Тая! – Стэнли был искренне рад. О Джейке забыто, он вычеркнут из их рядов.

– И если еще кто-нибудь когда-нибудь прикоснется к моей женщине…

– Я лично проконтролирую каждого, чтобы убедиться, что этого не случится, Тая! – быстро сказал Стэнли, и она снова улыбнулась. Он понял, что об его участии во вчерашней стычке забыто.

– Прибери здесь, Стэнли.

– Считайте, что уже сделано!

– Хорошо.

Часть вторая

Барбара не знала, сколько времени она просидела, рыдая на полу у дверей. Она медленно поднялась, чувствуя боль во всем теле. Казалось, вселенная обрушилась на нее. Она пошла вверх по лестнице. Похоже, мир никогда уже не станет для нее таким, как прежде.

Она вошла в спальню и стала рассматривать свою комнату, как будто увидела ее впервые. Здесь все так гармонично подобрано, и столько вещей, по каким-то причинам памятных для нее. Она проявила так называемый «хороший вкус», старательно отбирая каждый предмет интерьера, чтобы произвести впечатление… какое впечатление? И все же, даже если бы она честно отбирала только те предметы, которые важны только лично для нее, и то комната не осталась бы пустой. Вот Тая по крайней мере была честной. Тая… даже имя ее вспоминать больно.

Барбара сняла одежду, небрежно оставив ее на полу. Ей хотелось как можно скорее принять душ – она чувствовала себя какой-то нечистой. С точки зрения Таи, было бы вполне понятно, что именно заставляет ее чувствовать себя грязной. Ее только что оттрахали. По собственным словам Таи.

Барбара включила в воду и встала под душ. Позволив воде свободно смывать с ее тела все следы прошлого, она снова и снова принималась плакать.

Около 8 часов вечера Тая снова появилась на складе. Это удивило Стэнли, и он подошел к ней.

– Груз готов к отправке, – сообщил он немедленно. Теперь, став куратором южной части трущоб, он получил ответственность и за распределение кокаина. За последние 24 часа его ранг и значимость в организации выросли в несколько раз, и он надеялся, что сможет проявить себя и доказать свою полезность Черному Ангелу. Она вытащила его из канавы на вершину, и он никак не мог допустить неудачи.

– Хорошо, я хочу, чтобы он попал на улицы уже сегодня вечером, – она внимательно посмотрела на него, ожидая, примет ли он вызов.

Он сразу понял, что его проверяют, и отказ не принимается.

– Мы должны уйти отсюда до 10 часов, могут прийти уборщики. Я прослежу за этим, Тая.

Тая наблюдала за тем, как он строит предположения. Возможно, Стэнли – именно тот, кого она искала. Время покажет.

– Смотри, чтобы все прошло гладко, Стэнли. Убедись, что все деньги получены и доставлены.

Он кивнул.

– Об остальном позаботился?

– Прах к праху, – коротко сказал он.

– Хорошо. Увидимся позже, – она вышла, Стэнли остался в комнате.

Когда он увидел, что Тая покинула здание склада, он наконец глубоко вздохнул и расслабился.

Тая покинула склад и села на мотоцикл. Ей нравилось ездить ночью по своим джунглям. Это был ее мир, ее владения. Уголки ее губ приподнялись в улыбке. «Прах к праху» – вспомнила она слова Стэнли. Хорошая фраза, надо запомнить. Другими словами, тело Джейка было кремировано, и ее не в чем обвинить. Таким было одно из правил ее мира. Им приходилось выживать здесь и создавать для этого свои законы. А законы должны исполняться.

Барбара сидела на диване, подогнув под себя ноги и глядя в пространство. Она не заметила, как угас дневной свет, и постепенно комнату заполнила ночная темнота.

– Барбара? Барбара? – голос донесся до нее как будто издалека.

Очнувшись, она медленно повернулась, глядя на Дейл – сестру, стоявшую рядом с ней.

– Барбара… – тихо сказала Дейл, опускаясь возле дивана на колени и заглядывая ей в лицо. – Ты в порядке, дорогая?

Барбара взглянула на сестру, и вдруг напряжение всех последних часов, накопившееся внутри нее, вырвалось наружу.

Обе женщины сидели на полу. Дейл пока не понимала, что случилось, но это явно было что-то более серьезное, чем она предполагала. Пока же она просто старалась утешить Барбару.

– Ничего страшного, Барби. Все будет хорошо. Но я названивала тебе со вчерашнего вечера. Мама переживает. Что случилось, милая? Где ты была? – начала осторожные расспросы Дейл.

Барбара высвободилась из объятий сестры и пересела на диван, стоявший за ее спиной. Вытерла слезы с лица.

– Барбара, где ты была? – снова спросила Дейл.

– Я… – она растерянно потерла рукой шею.

Дейл заметила ее растерянность, и ее беспокойство за сестру еще более возросло.

– Что он сделал, Барби? Я убью этого сукина сына!

– Нет, я имела в виду… – Барбара посмотрела на сестру… что она могла ей сказать, если даже самой себе не вполне могла признаться во всем произошедшем?

– Извини, – тихо сказала Дейл. – Давай спокойно, по порядку, – и приготовилась терпеливо слушать ее рассказ.

– Я вчера пошла к адвокату… (боже, это было только вчера, а кажется так давно! – подумала она) – помолчав, Барбара продолжила. – Мы с Джеффом, наконец, договорились, что я хотела бы получить опеку над мальчиками. Он не соглашается раскрывать финансовую информацию, но этого мы, в принципе, и ожидали.

– Похоже, тут все хорошо? Мальчики будут с тобой, – радостно сказала Дейл. – Я же помню, как ты об этом беспокоилась.

– Да, – улыбнулась Барбара сестре.

– А какие документы он отказался раскрыть?

– О… некоторые счета. Они связаны с инвестициями. Что-то такое. Оказывается, в последнее время он много инвестирует. Например, я не знала, что она приобрел какую-то недвижимость на сумму в 6 миллионов долларов.

– Хм…

– Я вышла от адвоката и думаю: ведь все эти годы я жила с незнакомцем! – Барбара с болью посмотрела в глаза Дейл. – Столько лет, еще даже до того, как я поняла, что у нас в семье проблемы, он делал все это… Я жила, спала, занималась любовью с посторонним человеком, Дейл! О котором я вообще ничего не знала! Меня это просто испугало, – по ее щекам снова побежали слезы.

– Это очень ранило тебя, да?

– В некотором смысле… да. Как я могла быть настолько слепой, не видеть этого? – Барбара вытерла слезы. – Я как во сне жила все эти годы. Ничего настоящего. Мой брак был ложью. А теперь он хочет покончить со всем как можно скорее. Видимо, Джоанна беременна.

– Мне очень жаль, что все так случилось, Барбара, – грустно сказала Дейл.

О Джоанне они узнали шесть месяцев назад: оказывается, уже три года она была любовницей Джеффа. Обнаружилось все случайно: однажды Барбара отправилась пообедать вместе с друзьями, и увидела, как эта парочка выходит из отеля и страстно целуется у выхода, нисколько не скрываясь.

Барбара почувствовала себя опустошенной. Теперь, когда ослеплявшая ее пелена доверия спала, она начала задавать вопросы. Произошедшее потом казалось просто кошмарным сном, но увы, было реальностью. Измученная, Барбара написала сестре, попросив ее приехать. Дейл знала, что ее сестра всегда была сильной, но предательство ее подкосило.

Мальчиков Джефф решил отдать в детский дом. Но теперь, похоже, об этом можно было не беспокоиться.

– То что случилось… Это было уже после встречи с адвокатом, – продолжила Барбара.

– А что случилось? – мягко спросила Дейл, погладив ее по плечу. «Господи, неужели этого было мало? Что еще произошло?» – думала она.

– Я… – Барбара опустила глаза, уставившись на свои руки. – На меня напали. Двое мужчин пытались…

– О боже, Барбара! – похоже, оправдались самые худшие предчувствия Дейл.

– Нет, я в порядке, – быстро ответила Барбара.

– Как это случилось? И где?

– Не знаю точно. Я задумалась и забрела куда-то… куда не следовало. – Барбара пыталась сократить свой рассказ, чтобы не волновать сестру еще больше.

Дейл – настоящая старшая сестра. Она всегда рядом, когда это нужно, и Барбара всегда могла рассчитывать на нее и доверять. Но теперь… разве об этом она могла рассказать?

– Ты сейчас точно в порядке? – заботливо спросила Дейл.

– Да… нет. Я так испугалась, Дейл! Я думала, что они могли… – Барбара помолчала. Нервно приглаживая волосы. – Меня спас человек в черном… а потом тоже поставил меня на место, – усмехнулась она.

– Барбара… я не понимаю.

– Я сама себя не понимаю, – тихо ответила она.

– Барбара, тебя изнасиловали? – Дейл погладила ее по плечу.

Барбара подняла голову, встретившись с сестрой взглядом.

– Нет… – тихо сказала она и отвернулась. – Не изнасиловали.

Дейл была смущена и понимала, что Барбара что-то недоговаривает.

– Дейл, я… – Барбара посмотрела на сестру, и снова зарыдала.

– Почему ты не пришла домой прошлой ночью? – как можно мягче спросила Дейл, не выпуская ее руку.

– Я не могла… не могла, а потом и не хотела… Мы занимались любовью всю ночь, Дейл! – наконец, эта фраза вырвалась у нее.

Глаза Дейл расширились от изумления.

– Мне было страшно, и никогда не было так хорошо. Я так боюсь, Дейл! – Барбара прижалась к сестре, – я чувствую, что моя жизнь выходит из-под контроля, и не могу остановить это.

Дейл обняла сестру и решила воздержаться от дальнейших расспросов. Все равно Барбара сейчас не в состоянии отвечать.

– Я так боюсь, Дейл. Мне так страшно.

Тая вернулась домой, заперла дверь квартиры. Оглядевшись, она вдруг почувствовала пустоту вокруг себя. Отсутствие лишних вещей всегда устраивало ее, но сейчас почему-то не радовало. Она вошла в спальню и сбросила одежду. Ей казалось, что она все еще чувствует прикосновения Барбары на своей коже. Это надо исправить. Пойти помыться.

Она вошла в ванную, но прежде чем забраться в душ, повернулась к аптечке – вдруг разболелась голова. Именно в этот момент она заметила сережки на краю раковины. Тая взяла их, подержала на ладони. «Барбара», – подумала она. И одно только ее имя, произнесенное мысленно, казалось, вернуло ее сюда. Тая закрыла глаза: образ владелицы сережек появился перед ней.

Тая почувствовала прикосновения рук Барбары, ощутила свежий вкус и запах ее тела… медленно она открыла глаза, глядя на свое отражение в зеркале. Почему я позволила ей прикоснуться ко мне? Можно подумать, что это какая-то магия… Тая отбросила эту мысль. Как это могло произойти?

«И что мне теперь делать?» – спросила Тая у своего отражения.

Дейл и Барбара больше не говорили о том, что случилось прошлой ночью. Барбара просто закрыла тему. Дейл пыталась несколько раз начать разговор, но она отвечала в духе «что случилось – то случилось», и явно хотела забыть об этом. Дейл поняла, что лучше пока действительно оставить все как есть, и возможно, поговорить позже, когда Барбара будет к этому готова.

В течение следующих двух недель Барбара вернулась к повседневной жизни и чувствовала себя достаточно комфортно. Однажды, когда она отправилась забрать своих мальчиков после футбольной тренировки, ей вдруг пришло в голову, что ей начинает нравиться жить не думая, а просто выполняя какие-то необходимые действия. Она начала мысленно анализировать это свое состояние, и оно ее испугало. Только что она пережила такие значительные перемены в своей жизни – правильно ли это – что она ничего не чувствует по этому поводу? Может, она остается такой же слепой, ничего не видящей и не осознающей – как и тогда, с Джеффом? И это после того, как последствия такого поведения так сильно ударили по ней?

Барбара покачала головой: «Хватит» – она развернула автомобиль и въехала на школьную автостоянку. Сколько бы она ни прокручивала это в своей голове, ничего путного не придумает. Наверное, иногда это действительно лучше – просто плыть по течению.

Тут на нее свалились мальчишки, Шон и Эрик, и еще ее племянник Брайан, тоже футболист. Они сейчас отправятся с Дейл, а потом ее сыновья придут домой.

Барбара вновь вернулась к своим рутинным мыслям и почувствовала себя комфортно и расслабленно, и так было до того самого момента, пока в ее размеренные мысли не ворвался этот рев мотоцикла…

– Ребята, отправляйтесь назад, – Дейл усадила мальчишек на заднее сиденье, а сама села вперед, рядом с Барбарой, чтобы иметь возможность поговорить.

– Это местечко мне посоветовали друзья из офиса. Надеюсь, доберемся скоро, а то эти дикари беспокоятся! – сказала она Барбаре.

– Мама, я умираю с голоду! Когда уже доедем? – это заныл Брайан, девятилетний сын Дейл.

– Скоро.

Вот тут он и появился, этот черный мотоцикл, остановившийся рядом с ними. Барбара всем телом почувствовала, как звук его мотора наполняет ее. Она вздрогнула, ее дыхание сбилось… мир начал переворачиваться. Повернувшись к боковому окну, она смотрела на черного всадника в черном шлеме. Коснулась дрожащей рукой своего побледневшего лица…

– Барбара? Барбара? С тобой все в порядке? – вдруг донесся до нее обеспокоенный голос Дейл. – Барбара!

Барбаре казалось, что она плывет где-то в безвоздушном пространстве, не замечая, что происходит вокруг. Дейл схватила ее за плечо и повернула лицом к себе. Мальчишки за спиной притихли.

– Барбара, милая, ты в порядке?

– Мама, что случилось?

– Все хорошо, ребята. Мама просто устала, давайте посидим минутку тихо, – успокоила их Дейл.

Барбара смотрела на сестру: она перестала дрожать и, наконец, смогла сфокусировать взгляд. Потом кивнула:

– Извини, просто голова закружилась.

Где-то вдалеке снова послышался рев мотоцикла. Барбара снова вздрогнула.

Дейл действительно беспокоится. Надо что-то ей сказать… Но сначала нужно обдумать все для себя, прежде чем обсуждать с кем-то… то, что произошло у нее с Таей…

После той ночи прошла уже неделя, и Барбаре удалось убедить себя, что она снова полностью контролирует свою жизнь. Значит, она заблуждалась. Это был стресс, который она еще не пережила. Это все… оно еще не закончилось.

Барбара вернулась домой и прошла на кухню. Сегодня вечером будет футбол, и поэтому ужин должен быть праздничным. Они с Дейл договорились чередоваться: кто будет возить мальчиков на тренировки и на игры. Кто остается дома – готовит ужин.

Зазвонил телефон. Барбара достала булочки для хот-догов из хлебницы и взяла трубку.

– Алло? Привет, Джейн. Конечно, заходи. Я на кухне, входи, дверь будет открыта. – Барбара повесила трубку и пошла отпереть дверь, чтобы Джейн – соседка, живущая двумя домами ниже по улице – могла войти чуть позже.

Затем она вернулась на кухню и включила радио. Зазвучала одна из ее любимых песен, и Барбара принялась за готовку – достала из холодильника сосиски, картофельный салат, макароны, негромко подпевая Тони Орландо:

– Ла-ла-ла-ла-ла…

Эй, детка, чем займемся в этот вечер?‹empty-line /›С удивлением она услышала звонок в дверь.

– Входи, открыто! – крикнула она, не оборачиваясь: ее внимание было занято слоёным желе, которым она рассчитывала сегодня удивить ребят. И снова запела:

Ты меня не знаешь, но я тебя люблю…

Если хочешь повидаться, стукни трижды в потолок,

И два раза по трубе, если не захочешь…

Не прекращая петь, она повернулась, приветствуя подругу улыбкой. И вдруг пол ушел у нее из-под ног.

Перед ней стояла Тая, в своей прекрасной черной одежде, в непроницаемых темных очках… и улыбалась. Чашка, которую держала Барбара, выскользнула и разбилась, но она этого, похоже, даже не заметила.

– Хорошо поешь, – этот ее обволакивающий, бархатный голос…

Тая подошла и опустилась на колено, чтобы подобрать осколки разбившейся чашки – в тот самый момент, когда над осколками склонилась и Барбара.

– Давай помогу, – тихо сказала Тая.

Барбара не могла произнести ни звука.

В полном молчании они подобрали осколки и вытерли с пола остатки желе.

Покончив с уборкой, обе женщины снова стояли друг перед другом, а из динамика по-прежнему лилась легкомысленная любовная песенка.

Тая соблазнительно улыбнулась. Барбара отступила на пару шагов и выключила радио.

– Извини, что испугала. Я позвонила, а ты крикнула, что открыто… – нежно сказала Тая.

– Я ждала подругу.

– Похоже, я зашла в неподходящее время. – Тае явно было жаль, что Барбара не слишком рада ее видеть.

Постояли молча, ожидая, кто первый найдет, что сказать.

– Я пришла… – наконец, заговорила Тая, когда за спиной послышались шаги.

– Привет, Барбара!

– Привет, Джейн!

Джейн оглянулась на незнакомку, стоявшую в кухне.

– Джейн, это -…

– Тая, рада познакомиться, – она протянула Джейн руку, та с улыбкой поздоровалась.

– Это ваш мотоцикл на улице?

– Да.

– Какой красивый! Мы с мужем всегда вспоминаем, как это было романтично – лететь на мотоцикле прямо в закат! Ну, вы понимаете. Мятежная юность, и все такое… – Пока Джейн говорила это, Барбара была будто в трансе.

Тая вежливо улыбалась.

– Эй, Барб! Барбара! Ты здесь? – Джейн слегка потрясла ее за плечо, и Барбара вернулась в реальность.

– Извини, Джейн… долгий был день, устала. Тебе нужны яйца, да? – Барбара повернулась к холодильнику, достала упаковку с яйцами.

– Спасибо, мне хватит шести.

– Ничего, бери всю, у меня еще есть.

– Ок, спасибо, буду должна! – Джейн обернулась к Тае. – Рада была познакомиться!

– Взаимно.

– Услышав, как дверь захлопнулась, Барбара довольно воинственно произнесла:

– Что тебе здесь нужно?

Тая изумленно приподняла бровь: с ней никто не смел так разговаривать.

– Я же сказала, что вернусь.

– Нет. – Барбара отошла за кухонную стойку.

– Не могла же ты забыть обо мне, querida? – грустно произнесла Тая, и тоже приблизилась к стойке. – Я думала, ты будешь рада повидаться.

– Тая, уходи. Я хочу, чтобы ты ушла, – жалобно сказала Барбара.

Тая остановилась и с минуту молча смотрела на Барбару.

– Ты правда этого хочешь? Чтобы я ушла и никогда не вернулась? – Барбара неожиданно почувствовала искреннюю печаль в словах Таи, и отражение этого чувства в ее темных глазах…

Барбара растерялась, и это не ускользнуло от внимания Таи. Она быстро обогнула стойку и успела схватить Барбару, прежде чем она отпрыгнула к мойке.

Обе женщины услышали тяжелое дыхание друг друга, как только соприкоснулись.

– Скучаешь по мне, querida? – хрипло спросила Тая, глядя на губы Барбары. И слегка наклонившись, не дала ей ответить ни слова.

Барбаре показалось, что поцелуй сделал ее абсолютно счастливой в этот момент. Ей нужно было почувствовать эти губы на своих, чтобы осознать, как же ей этого не хватало все прошедшие дни.

Они страстно целовались еще и еще. Тая чувствовала, что сопротивление Барбары полностью сломлено – она обнимала ее, прикасалась к груди, отдергивая мешающую одежду. Обе женщины, наконец, получили то, чего им так недоставало в эти дни.

Барбара не успела заметить, как они оказались в спальне. Там, на кухне, она поддалась внезапному порыву, но теперь пыталась очнуться… Барбара встала и отошла на несколько шагов. Тая осталась сидеть, мучительно подбирая какие-нибудь правильные слова, которые не испортили бы этот момент.

– Нам нужно спуститься в гостиную. Моя сестра скоро приведет детей…

– У тебя дети?

– Двое, – Барбара по-прежнему стояла, отвернувшись от Таи.

– Барбара, я не пыталась тебя преследовать, и даже не планировала, что приеду. – Тае вдруг захотелось оправдаться и успокоить ее.

– Тогда зачем ты снова пришла? – Барбара обернулась.

– Твои сережки. Ты забыла их у меня дома. Я просто пришла вернуть их, – спокойно ответила Тая.

Барбара внимательно смотрела на нее, не зная, стоит ли верить этим словам.

– Я не жалею, что пришла. Хотя на самом деле… я приходила уже несколько раз, querida, – безо всякого смущения сказала она. Хотя ей было немного неудобно из-за того, что этот серьезный разговор она начала с саркастических интонаций.

Барбара вздрогнула от ее слов, и Тая пожалела, что сказала об этом.

– Я думала, наша встреча пройдет не так, – теперь уже серьезно сказала она.

– А как ты ее представляла? – сама не зная почему, спросила Барбара. Ответ на этот вопрос вдруг стал для нее очень важным. И она тихо продолжила, спросив о том, что было действительно важно:

– Зачем ты на самом деле пришла?

– Я хотела… просто мне нужно было увидеть тебя. – Тая посмотрела в глаза Барбаре и погладила ее по щеке, не в силах оторваться от этого лица, которое преследовало ее днем и ночью. – Ты ведь не сердишься, что я здесь? – глаза Таи были просто бездонными…

И в этих глазах Барбара увидела то, чего боялась больше всего. Тая действительно сказала правду. Но ведь это тупик, это не может продолжаться… Барбара покачала головой и попыталась встать. Но Тая крепко схватила ее за руку.

– Тебе понравилось быть со мной, признайся! Мы обе это знаем! – глаза Таи внезапно стали стальными.

– Отпусти!

– Я приехала, чтобы напомнить тебе об этом! – Тая резко дернула ее за руку, и Барбара упала на кровать. Прежде чем она успела увернуться, Тая оказалась на ней.

– Тая, сейчас дети придут. Отпусти, пожалуйста, – взволнованно сказала Барбара.

– Ты ведь скучала по мне, querida? – насмешливо спросила Тая.

– Пусти!

– Как думаешь, смогу я придумать еще пару способов доставить тебе удовольствие?

– Тая, пожалуйста… – голос Барбары прерывался. – Пожалуйста!

Тая сжала оба ее запястья и прижала руки к постели над ее головой. Другой рукой она принялась ласкать тело Барбары.

– О… похоже, ты уже потекла, милая… – рука Таи уже проникла под одежду.

– Тая, я… я так скучала по тебе, но мы не должны видеться, – едва не рыдая от подступающего экстаза прошептала Барбара. – Пожалуйста, Тая… о боже!

Заставив Барбару кричать от удовольствия, Тая была полностью удовлетворена. Другие ответы на ее вопросы были уже не нужны.

Ее переполняло желания просто нежно и ласково обнимать тело своей любовницы – ни к кому ранее Тая не испытывала таких чувств. Барбара в темноте посмотрела ей в глаза, и у Таи закружилась голова от прилива нежности.

В этот момент на тумбочке зазвонил телефон. Барбара повернулась к аппарату.

– Привет! Да, Дейл!… Когда вы подъезжаете? Ок, пока, – Барбара положила трубку и снова повернулась к Тае.

Но Тая уже поднялась и села, спиной к Барбаре.

– Дейл? Кто он?

– Это не «он», это «она». Дейл – моя сестра.

– А «он» есть? – спросила Тая. И Барбара заметила, как напряглись при этом мышцы на ее спине.

– Был.

– А сейчас?

– Сейчас мы разводимся, – устало ответила Барбара.

Тая повернулась к Барбаре, в упор посмотрела ей в лицо:

– Ты его любишь?

Барбара на секунду отвернулась, потом снова взглянула на Таю:

– Когда-то казалось, что да.

– А другие у тебя были? – наконец Тая спросила о том, что ее действительно волновало.

– Другие? – Барбара не сразу поняла смысл вопроса. – Ты не слишком поздно вспомнила о «безопасном сексе»? – вдруг рассердилась она.

– Да, я за безопасный секс, – примирительно сказала Тая, понимая, что разговор уходит в сторону от того, что для нее важно.

Барбара повернулась к ней, готовая спорить.

– С тобой я… не задумывалась, что… – Тая казалась смущенной.

Барбара улыбнулась, видя ее замешательство:

– Я не сплю с кем попало. Не беспокойся.

– Я и не беспокоюсь, – Тае все еще было неловко за этот разговор.

– Я вышла за Джеффа, когда мне было 20 лет. Он был у меня первым. Больше не было никого, – вдруг начала рассказывать Барбара. Тая внимательно слушала. – Хотя я пыталась начать встречаться с кем-нибудь… несколько месяцев назад, когда мы расстались. Когда я узнала, что он изменял мне направо и налево, – последнюю фразу Барбара выкрикнула с гневом. – Так что тебе волноваться не о чем. А вот мне…

Тая подошла к ней.

– Я практикую безопасный секс, Барбара… чертовски безопасный. И никому не позволяю прикасаться ко мне, ни руками, ни губами… ничем.

– Мне-то позволила. – Барбара все еще не сдавалась.

– Да. Но только тебе. Ты – исключение. – Тае было непросто решиться на это признание.

– Может, ты просто успокаиваешь меня? – Барбара начала одеваться. Она не хотела ничего этого знать. Она не хотела слышать о других женщинах Таи. – Давай не будем говорить об этом.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная